Летний вечер на площади Имама Хомейни (Нагше Джахан)

Часть 2.  Исфаханцы

Вечером, когда спадает жара, Площадь Имама открывает еще одно качество души иранцев — коллективизм. Сотни семей — большие, включая детей и внуков, молодожёны, просто друзья и подруги, идут и едут сюда отдыхать, наслаждаться неповторимой атмосферой площади. На траву стелятся ковры и покрывала, раскладывается угощение — орехи, фрукты, чай… Кое-где вьется дымок самовара, а изредка и дымок кальяна… Бегают, играют дети, а взрослые ведут свои неторопливые беседы.
А за площадью, на центральных улицах, исфаханцы вечерами гуляют. Тоже семьями, парами, с детьми. До позднего вечера гостепреимно открыты двери магазинов, сверкают витрины — все становится объектом внимания — одежда и обувь, посуда и украшения, фрукты и соки из этих фруктов, которые приготовят прямо на глазах. Свежевыжатый сок граната, манго, дыни, банана, апельсина, арбуза, яблока, моркови — всего 20000 реалов, менее доллара за пол-литра. А прекрасные иранки предпочитают порцию мороженного, залитого соком в стакане с трубочкой…

Площадь Нагше Джахан
Площадь Нагше Джахан

На улице Исфахана
На улице Исфахана

На улице Исфахана
На улице Исфахана

Наулице Исфахана
Наулице Исфахана

Вечерний Исфахан
Вечерний Исфахан

Ночной Исфахан
Ночной Исфахан

Город Исфахан расположен на берегах реки Заяндеруд, в переводе, «Река, дающая жизнь». Река не глубокая, но широкая, а в последние годы летом пересыхает: меняется климат, растет население. Заяндеруд берет начало в горах Загроса, течет через центр Ирана, образует Исфаханский оазис и исчезает в безводных песках пустыни Кевир. Среди 11 мостов Исфахана самый красивый — мост Хаджу, в котором скоро четыре сотни лет идеально сочетаются архитектурное изящество, благородство отделки и функциональность. В центре моста устроен павильон — для возведшего мост шаха, который любил здесь останавливаться, отдыхать и размышлять о делах государства под мерное течение реки.

Мост Си-о-се поль (Тридцати трёх арок)
Мост Си-о-се поль (Тридцати трёх арок)

На мосту Си-о-се поль
На мосту Си-о-се поль

На мосту Си-о-се поль
На мосту Си-о-се поль

Мост Си-о-се поль. Влюблённые
Мост Си-о-се поль. Влюблённые

Под мостом. Друзья Ирана
Под мостом. Друзья Ирана

Друзья Ирана у моста Хаджу
Друзья Ирана у моста Хаджу


Кроме мусульман в Иране проживают христиане, иудеи и зороастрийцы (огнепоклонники), образующие общины с широкой автономией. Не в пример нам, обычаи и традиции «иноверцев» защищает государство на уровне конституции. «Иранские зороастрийцы, иудеи и христиане являются единственными религиозными меньшинствами, которые могут свободно осуществлять свои религиозные обряды в рамках закона и поступать в гражданских делах и в сфере религиозного воспитания согласно своему учению», — гласит иранская Конституция (Ст. 13 Конституции ИРИ).

Я это к тому, что на другом берегу Заяндеруд расположился армянский квартал, в котором армяне живут со времен шаха Аббаса I. Сегодня здесь действуют армянские церкви, открыты армянские кафе (в кафе«Ахтамар» мы с удовольствием зашли, памятуя, что в далекой Риге «обитает» старший брат — ресторан «Ахтамар») и рестораны, дети могут учиться в армянских школах. Несколько лет назад исполнилось 75 лет, как издается газета иранских армян «Алик», которая кроме Ирана распространяется в 40 странах мира. Её главный редактор Дереник Меликян, в частности, утверждает: «В этой исламской стране отношение к христианской общине гораздо лучше, чем в союзных Западу Турции, Пакистане, Саудовской Аравии, Израиле. Факт 500-летнего благополучного проживания здесь иранского армянства говорит сам за себя.» Ему, как говорится, виднее.

Мария Пири в армянском квартале Джольфа
Мария Пири в армянском квартале Джольфа

Армянская церковь Вифлеем
Армянская церковь Вифлеем

Армянская церковь Хакуп
Армянская церковь Хакуп

Друзья Ирана у церкви Ванк
Друзья Ирана у церкви Ванк



Иран — совершенно безалкогольная страна. Спиртное здесь под запртом. Для всех, кроме христиан и иудеев, которые могут употреблять его в религиозных целях. И употребляют — те же армяне.
Однажды, в беседе с молодой парой, нас спросили — пьём ли мы вино? За моим ответом: «Пьём иногда. И не только вино, но и водку, и коньяк», последовал еще один, еще больше удививший нас вопрос: «А что это такое — водка и коньяк?»
Нам рассказали, что в первые годы после Исламской Революции практиковалось битие палками выпивох. Но делали это не государственные карательные органы, а сами члены общин и соседи. Народ не хотел больше терпеть разврат и попрание норм ислама. Во имя создания справедливого общества. Сегодня результат налицо: молодое поколение в Иране растет нравственно и физически здоровым. Иран — это страна абсолютно трезвых людей! Где еще в мире можно увидеть такое?!
Вернувшись домой, я спросил знакомую — вдову, потерявшую мужа-алкоголика и в одиночку «поднимавшую» детей. О «лечении» алкашей палкой. Так вот она признала в этом великое благо и высший гуманизм — по отношению к детям и матерям. И я с ней полностью согласен!

Есть в Исфахане место, которое вызывает трепет. Это кладбище шахидов Голестан — э — Шохада. Наши СМИ создали образ шахида, как террориста-смертника. Может где-то так и есть, но в Иране шахид — это доброволец, воин, герой, отдавший жизнь за свободу и независимосить Родины.
Гранит и мрамор могил, огромное количество цветов, идеальная чистота и ухоженность — все это необыкновенно величественно и красиво. Но трепет вызывают фотографии на могилах — юношей, мужчин, девушек,молодыых женщин, порой с ребенком на руках. Все они не по приказу, а по велению сердца добровольцами ушли на войну и погибли героями.
Согласно представлениям ислама герои-шахиды не мертвы — они живы. Поэтому Голестан — э — Шохада в переводе — Сад Цветов Героев. Живых героев!
Когда мы с женой покинули кладбище, нас поджидала машина. Молодой мужчина, ранее узнавший что мы из России, предложил отвезти нас в центр или к отелю. Разумеется, бесплатно. Мы разговорились. Али, как он представился, служащий, женат, растет сынишка. Я объяснил — почему мы здесь — в прошлом я военнослужащий. А он открыл мне еще одну грань прекрасной души своего народа. Вот его слова: «Мы не всегда и не во всем соглашаемся с правительством. Но если тронут нашу страну, наш Иран, все мужчины возьмутся за оружие». "А как же семья, жена, ребенок? — спросил я. «Меня жена и родители в дом не пустят, если я не буду со своим народом», — услышал я в ответ.

Кладбище Голестан-э-Шохада. Могилы шахидов
Кладбище Голестан-э-Шохада. Могилы шахидов

Юный шахид
Юный шахид

Кладбище Голестан-э-Шохада
Кладбище Голестан-э-Шохада

Девушки-шахиды
Девушки-шахиды

На кладбище
На кладбище

Могилы героев
Могилы героев

Могилы героев
Могилы героев

Им бы жить, да жить...
Им бы жить, да жить...

На кладбище
На кладбище

Вечная память героям!
Вечная память героям!

Народ вас не забудет!
Народ вас не забудет!

Прекрасна ваша жизнь
Прекрасна ваша жизнь

Святое место
Святое место

Склоним головы...
Склоним головы...

Иран — это целая цивилизация — древняя, самобытная, загадочная. Технологии 21 века здесь уживаются с обычаями и традициями тысячелетней давности. Таким является национальный вид спорта «Варзеше-Бастани» — «Спорт Древности», о котором даже историки не могут однозначно сказать — сколько ему тысяч лет.
Тренировки проходят под «живую» игру на барабане и пение героических стихов (например, из «Шахнаме», Фирдоуси), причем играет и поет, нередко, тренер («муршед»). Спортсмены используют деревянные палицы («миль»), щиты («санг») и имитацию боевого лука («каман»). Занимаются этим спортом и молодежь, и старшее поколение в традиционных залах — «Зурхане» — «Дом Силы», напоминающих цирковое помещение, с ареной («гоуд») — в центре и местами для зрителей и музыкантов — вокруг. Главное требование к спотсмену — его духовная и моральная чистота, честность и доброта.

Зурхане
Зурхане

Муршед (Тренер)
Муршед (Тренер)

Миль (Палицы)
Миль (Палицы)

Тренировка
Тренировка

Спортсмен
Спортсмен

Упражнение с палицами
Упражнение с палицами

Упражнение с луком (Каман)
Упражнение с луком (Каман)

Упражнение со щитами (Санг)
Упражнение со щитами (Санг)

В Исфахане много садов и парков. Есть Парк Цветов. Самый же необычный — это Сад Птиц. Здесь территория в 5 гектаров накрыта сеткой на высоте нескольких десятков метров, построены водоёмы, домики — все для пернатых, которых здесь сотни. А для людей — дорожки. Так все и гуляют — люди по дорожкам, а птицы — где хотят...

Сад Цветов
Сад Цветов

В Саду Цветов
В Саду Цветов

Парк Птиц
Парк Птиц

В Парке Птиц
В Парке Птиц

В Парке Птиц
В Парке Птиц

В Парке Птиц
В Парке Птиц

В Парке Птиц
В Парке Птиц

Промелькнули 10 дней нашего пребывания в красивейшем городе Ирана — Исфахане. Мы едем дальше — в город Язд. Прощаемся с отличным отелем «Малек», который рекомендуем гостям Исфахана. И получаем «подарок» от которого, как говорится, хоть стой, хоть падай: нам возвращают часть денег за проживание в отеле. Как оказалось, за время нашего проживания изменился обменный курс доллар — реал. Поскольку мы оплатили за проживание в долларах, а доллар стал дороже, нам вернули разницу.

И это не единственный случай тотальной честности подавляющего большинства иранцев. В Иране в магазинах, на рынках все цены указываются на ценниках. Но на фарси. Мы, непривычные к многонулевым купюрам, делая покупки, просто протягивали продавцу пачку денег и он сам отбирал нужное за покупку количество. И ни разу не было случая, чтобы нас обсчитали...