Наша Иранская библиотека

Государственная библиотека Латвийской Республики закупает книги, в основном, на латышском языке. Меньше — на языках Европейского Союза. Русский язык в их число не входит. Русская литература советского периода давно списана. Поэтому, Латвийским Обществом Друзей Ирана «Барадаран-наме» была образована своя библиотека. Её основу составили книги и периодика на иранскую тематику, изданные как в советские годы, так и позже: российскими издательствами и Культурным представительством при Посольстве Исламской Республики Иран в Москве. Самое активное участие в этом благородном начинании — создании единственной в станах Балтии Иранской библиотеки — принял господин Сейид Хоссейн Табатабаи, в прошлом руководитель Культурного представительства.


Сегодня численность книг, журналов и фильмов в Иранской библиотеке общества «Барадаран-наме» значительно превышает сотню. Здесь и историческая литература, и литература по философии, исламу, политическим наукам. Есть поэзия и художественные произведения, туристическая литература и даже детские сказки. Начато формирование фоно и видеотеки. Нашу особую гордость составляют книги, которые представлены в Латвии в одном экземпляре и только у нас. Среди авторов и всемирно известные имена — Геродот, Фирдоуси, Омар Хайям, Джалал ад-дин Мухаммад Руми, Низами, Василий Бартольд, Галина Пугаченкова и современные писатели и ученые из Ирана, России, Узбекистана — Муртаза Мутаххари, Али Акбар Велаяти, Реза Амир-Хани, Ахмад Хатами, Дмитрий Жуков, Эдвард Ртвеладзе, Сергей Дмитриев, Павла Рипинская и многие другие.


Среди величайших политических деятелей 20 века имя Рухоллы Аль-Мусови Аль-Хомейни (Мир ему!), создателя Исламской Республики Иран, стоит в одном ряду с именами И. В. Сталина, Мао Цзедуна. Только побывав в Иране, можно понять как был мудр и скромен этот человек, какой искренней любовью и уважением народа пользуется всё, что связано с его именем. Мы гордимся, что единственный на три балтийских государства экземпляр «Религиозного и политического завещания» имама Хомейни хранится у нас. При этом очень обидно, что исследования о нём Академика и русского патриота Дмитрия Анатольевича Жукова издавались в олигархической России смешным тиражом в 1500 — 2000 экземпляров. Это монографии «Имам Хомейни» (Серия «Вожди народов. 20 век») и «Иран от Хомейни до Хаменеи». Эти книги — тоже наша гордость.


Еще одно чудо — «Персидские напевы. От Грибоедова и Пушкина до Есенина и 21 века» Сергея Николаевича Дмитриева. Назову лишь некоторые главы этого необыкновенно красивого издания:

«Персидский странник, или Подвиг Александра Грибоедова»,

«Побег в Арзум, или Пушкин-путешественник на Восток»,

«Наследник Грибоедова». Лермонтов на Кавказе",

«Скиталец русской поэзии. Бунин на Востоке»,

« Русский Дервиш», или Велимир Хлебников в Персии",

« Путник, в лазурь уходящий...» Есенин и Персия",

«Иранская мозаика: от Василия Жуковского до Расула Гамзатова».


У всех, кто побывал в Прекрасном Иране, защемит сердце от этих строк:

В душе озноб Москвы осенней,
А сердце просится в Иран,
Туда, где дремлет Тегеран
И где в истоме жизни древней  
Благоухает Исфахан.
Иран зовет к себе дыханьем
Империй, канувших в веках, 
И блеском света в витражах,
И снежных гор очарованьем,
И вкусом риса на устах...

Современный иранский писатель Реза Амир-Хани в романе «Её я» на фоне исторических событий и потрясений, через которые Иран прошел в 20 веке, рассказывает о простой иранской девушке Махтаб, трагически погибшей во цвете молодости в годы ирано-иракской войны при обстреле. Это тонкое и глубокое философское размышление о бренности существования, о неизбежности смерти и бессмертии, о сути любви и об отношениях человека с Богом. То, чего сегодня так не хватает русскому читателю.

«...Затем раздался женский смех, и кафе наполнилось запахом жасмина. Я увидел, что Махтаб смеется. На ней было кремового цвета манто и длинный кофейного оттенка головной платок-шарф. Я задумался о том, как лежат под этим платком волосы, похожие на водопад, — набок, прямо или заплетены? Махтаб поднесла чашку с турецким кофе к губам...Она смаковала кофе — так, словно все удовольствия мира были сосредоточены в этой чашке и она не хотела, чтобы этот кофе когда-либо закончился...И я наслаждался тем, как она это делает...Губы она сжимает, точно бутон, И веки сжимает. Словно она целуется с чашкой. А потом смотрит на меня. И я раздавлен и покорен ею...»

Наша соотечественница Павла Рипинская рассказывает о своей жизни, своей семье, став женою иранца («Эти поразительные иранцы»).

«...Холодным утром упаковываю в рюкзак вещи, застегиваю манто и прощаюсь со своей семьей: я не увижу их еще полгода. У мамы Фатимы и Бехназ глаза на мокром месте, мужчины же молча укладывают чемоданы в машину. Мама выходит во двор проводить меня с подносом: на нем лежит маленький Коран и стоит чаша с водой. Коран мама подносит к моим губам — отдавая дань традиции, я целую святую книгу, а затем прохожу под ней, чтобы Бог хранил меня в путешествии. Мы с мужем садимся в такси, машина трогается, мама машет мне рукой, а затем выплескивает воду из чаши вслед автомобилю. В Иране есть такая примета: если вылить воду вслед уходящему человеку, он непременно когда-нибудь вернется...»

На фоне грязи, разврата и насилия, вал которых катится на нас то с Запада, то с Востока, поражают иранские фильмы. Своей добротой, человечностью и мудростью.

... Эмад убил жену и ждет исполнения приговора, но адвокат, женщина, пытается изменить ситуацию. У покойной жены Эмада есть сестра, которая страдает от болезни сердца и Эмад считает, что если он отдаст ей свои органы, в том числе сердце, то сможет достигнуть покоя. Адвокат пытается убедить семью покойной жены Эмада принять его желание... («Раненое сердце». Режиссер Мохаммад Реза Рахмани).

...Слепой деревенский мальчик Мухаммад возвращается из интерната домой. Кроме любящих сестер и бабушки его встречает вдовый отец, который подыскал себе молодую жену и тяготится сыном-калекой. Эта простая история поражает своей удивительной чистотой. В наш век насилия и цинизма зритель проникается верой, что где-то еще сохранилось нечто большое и настоящее, и фраза главного героя «слепые могут видеть Бога, но не глазами» становится ключевой...(«Цвет Рая». Режиссер Маджид Маджиди).

Фонды Иранской библиотеки регулярно пополняются и ранее изданной литературой, и новинками. За этим лично следят руководитель общества "Барадаран-наме В.Н.Галочкин и Советник по культуре Посольства Исламской Республики Иран в Москве, доктор Реза Малеки. Получаем мы и литературу из Ирана. Последние поступления — это « The atlas of Iran-Iraq war» и потрясающий по своей трагичности и реализму фотоальбом «The imposed war. Defence vs. Aggression».

Поёт Реза Садеки «День отца»

Наша Иранская библиотека
Наша Иранская библиотека

Советник по культуре Посольства ИРИ в Москве, доктор Реза Малеки
Советник по культуре Посольства ИРИ в Москве, доктор Реза Малеки

Господин Хоссейн Табатабаи (слева) и автор
Господин Хоссейн Табатабаи (слева) и автор

Призёр конкурса Друзей Ирана Ольга Чурнасова и автор
Призёр конкурса Друзей Ирана Ольга Чурнасова и автор